Разделы
Консультации, Публикации, Аналитика

Публичный порядок как барьер для исполнения иностранных арбитражных решений на территории Украины

Масштабные процессы глобализации и интеграции во всех сферах общественной жизни (в том числе, и в сфере предпринимательства и торговли), которые активно просачиваются и на территорию постсоветского пространства, приводят к стремительному росту количества внешнеэкономических контрактов, заключаемых отечественными субъектами предпринимательства с иностранными бизнес-структурами и регулирующих условия коммерческого сотрудничества между ними.


Среди прочих условий, продиктованных устоявшимися обычаями делового оборота в сфере международной торговли, внешнеэкономические контракты, как правило, определяют специальный порядок урегулирования и разрешения любых споров и конфликтов,  возникающих между сторонами и проистекающих из контракта.


Наиболее распространенным способом урегулирования споров, возникающих между субъектами международного торгового оборота, является передача соответствующего спора на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж (постоянно действующий или ad hoc). Популярность данного способа разрешения споров обусловлена более высокой скоростью и мобильностью рассмотрения дела (по сравнению с государственными судами), меньшей степенью бюрократизации и формализации судебного процесса,  отсутствием каких-либо территориальных, языковых и прочих барьеров для рассмотрения спора, максимально возможной степенью либеральности и диспозитивности, возможностью самостоятельного выбора и назначения арбитров, а, главное, более высоким уровнем компетентности арбитров по сравнению с государственными судьями (не столько с точки зрения ориентации в области законодательства, сколько с точки зрения соблюдения постулатов справедливости, бизнес-этики и адекватности современным рыночным отношениям).


В мировой практике передача того или иного спора на рассмотрение международного коммерческого арбитража, как правило,  подразумевает, что обе стороны спора полностью доверяют компетентности избранных ими арбитров, вследствие чего безоговорочно принимают и добровольно исполняют вынесенное арбитражное решение, как окончательное и не подлежащее пересмотру.


В то же время, на случай, если одна из сторон все же отказывается добровольно исполнять решение международного коммерческого арбитража, мировое сообщество предусмотрело достаточно действенный механизм принудительного исполнения подобных решений.
В основе указанного механизма лежит Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (далее – «Нью-Йоркская конвенция»), положения которой подкрепляются корреспондирующими нормами национального законодательства государств – участников.


Данный механизм призван максимально упростить процедуру исполнения международных арбитражных решений на территории любого государства – участника Нью-Йоркской конвенции и создать условия для такого исполнения, ничем не уступающие условиям исполнения решений государственных судов. В «цивилизованных» странах данный механизм, в большинстве случаев, работает должным образом и приносит ожидаемые плоды.


Как известно, Украина также относится к числу участников Нью-Йоркской конвенции, в связи с чем национальное законодательство (в частности, Закон Украины «О международном коммерческом арбитраже» и Гражданский процессуальный кодекс Украины) предусматривает формальную возможность признания и исполнения на территории Украины решения международного коммерческого арбитража, вынесенного на территории любого государства – участника Нью-Йоркской конвенции.


Вместе с тем, несмотря на наличие надлежащих формальных оснований для эффективной реализации механизма принудительного исполнения иностранных арбитражных решений, на практике исполнение подобных решений на территории Украины, как правило, требует титанических усилий со стороны юристов запрашиваемой исполнения стороны, которые, зачастую, не приносят позитивных результатов.


Как ни парадоксально, но роль формального препятствия для эффективной работы механизма по признанию и приведению в исполнение арбитражных решений на территории Украины очень часто играют положения самой  Нью-Йоркской конвенции, в частности, положение пункта b) части 2 статьи 5, согласно которому в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано в том случае, если это противоречит публичному порядку государства, в котором запрашивается исполнение.


Указанную выше норму Нью-Йоркской конвенции украинские суды, рассматривающие ходатайства о предоставлении разрешений на  принудительное исполнение арбитражных решений, очень часто используют в качестве основания для рассмотрения содержания арбитражного решения по сути (то есть, фактически, для пересмотра самого спора по сути). Вследствие этого, в тех случаях, когда украинский суд не согласен с результатом разрешения того или иного спора по сути, суд, как правило, отказывает в принудительном исполнении такого решения, аргументируя такой отказ нарушением публичного порядка.


Очевидно, что указанная позиция украинских судов не соответствует общепринятой мировой практике, сложившейся в отрасли международной торговли, и противоречит самой сути и правовой природе разрешения споров в порядке международного коммерческого арбитража. Так, как уже было изложено выше, международное арбитражное решение носит окончательный характер, является обязательным для исполнения сторонами спора и не подлежит пересмотру по сути. Это означает, что, пересматривая арбитражные решения (и разрешенные такими решениями споры) по сути, украинские суды выходят за пределы своей компетенции.


Описанная выше плачевная ситуация, сложившаяся на сегодняшний день в области исполнения иностранных арбитражных решений на территории Украины, во многом обусловлена тем, что рассмотрение ходатайств о предоставлении разрешений на такое исполнение сегодня относится к компетенции местных общих судов (по местонахождению ответчика или его имущества), которые, к сожалению, гораздо менее компетентны в отрасли предпринимательского права, по сравнению с хозяйственными судами (а гражданский процесс значительно менее адекватен отношениям международной торговли, по сравнению с хозяйственным процессом). 


Еще одной причиной описанной выше ситуации, с нашей точки зрения, является отсутствие четкого законодательного определения понятия публичного порядка и его нарушения, поскольку данная правовая категория относится больше к области правовой доктрины, нежели законодательства (а с доктринальным толкованием норм права у отечественных судов, как известно, зачастую возникают серьезные проблемы). Этим и обусловлено то, что в понимании украинских государственных судов очень многие иностранные арбитражные решения относятся к «противоречащим публичному порядку».


 В свете сложившейся ситуации, любой судебный прецедент, предусматривающий иной подход к приведению в исполнение иностранных арбитражных решений, чем описанный выше, с нашей точки зрения, оценивается «на вес золота» и заслуживает особого внимания. В этой связи в данной статье анализируется случай успешного завершения судебного процесса по признанию и приведению в исполнение решения международного коммерческого арбитража на территории Украины.


Между резидентом Украины (государственным предприятием) (далее – «Должник») и иностранной компанией (резидентом Франции) (далее – «Кредитор») был заключен генеральный договор на перегрузку внешнеэкономических и транзитных грузов, в соответствии с которым Должник принял на себя обязательство по предоставлению платных услуг по перевалке внешнеэкономических и транзитных грузов Кредитора.


В процессе выполнения Должником предусмотренного контрактом комплекса работ было допущено повреждение одной из партий принадлежащего Кредитору груза.


По условиям контракта, заключенного между Должником и Кредитором, любой спор между сторонами, проистекающий из исполнения условий контракта, подлежал передаче на рассмотрение Арбитражному институту Торговой палаты Стокгольма (Швеция).


Во исполнение указанной выше арбитражной оговорки, Кредитор обратился с иском против Должника в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, предметом которого была компенсация убытков, причиненных в связи с повреждением груза Кредитора.


Решением Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма иск Кредитора был удовлетворен и постановлено взыскать с Должника в пользу Кредитора компенсацию за повреждение груза, а также проценты, начисленные на такую компенсацию с момента повреждения груза и до момента выплаты, компенсацию расходов на оплату юридических услуг и арбитражных расходов.


Добровольно исполнять вышеуказанное арбитражное решение Должник отказался, в связи с чем у Кредитора возникла необходимость в принудительном исполнении данного решения на территории Украины.


В процессе рассмотрения в общем местном суде по местонахождению Должника ходатайства Кредитора о предоставлении разрешения на принудительное исполнение Решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма Должник в своих многочисленных письменных и устных возражениях и пояснениях пытался склонить суд к тому, что данное арбитражное решение якобы противоречит публичному порядку Украины, вследствие чего не подлежит исполнению в соответствии с положениями Нью-Йоркской конвенции.


В качестве правового обоснования изложенного выше утверждения Должник использовал следующие аргументы:

  •  в арбитражном решении отсутствуют ссылки на примененные арбитром нормы законодательства Украины;
  •  арбитр постановил взыскать с Должника проценты, начисленные на компенсацию за повреждение груза, а также расходы на оплату юридических услуг в размере, не предусмотренном законодательством Украины.

 

Из приведенных выше аргументов следует, что Должник пытался склонить суд осуществить пересмотр арбитражного решения по сути (то есть, выйти за пределы своей компетенции) и отказать в принудительном исполнении такого решения в связи с тем, что оно как будто бы противоречит публичному порядку Украины. При этом под нарушение публичного порядка, по мнению Должника, подпадало любое расхождение арбитражного решения с положениями национального законодательства Украины.


Следует отметить, что вышеизложенные утверждения Должника не соответствуют содержанию правовой категории публичного порядка, проистекающему из общепринятой правовой доктрины, положений законодательства Украины, а также разъяснений Верховного Суда Украины.


В частности, статья 228 Гражданского кодекса Украины устанавливает критерии для признания сделок (договоров) таковыми, которые нарушают публичный порядок. К указанным критериям относится:

  • нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина;
  • уничтожение, повреждение или незаконное овладение имуществом физического или юридического лица, государства, Автономной Республики Крым, территориальной громады.

 

Несмотря на то, что данная норма закона прямо не относится к вопросу признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений на территории Украины, ее содержание, с нашей точки зрения, может косвенно применяться при определении критериев противоречия публичному порядку арбитражными решениями.


Толкование содержания вышеуказанной нормы закона содержится в пункте 18 Постановления Пленума Верховного Суда Украины от 06.11.2009 г. № 9 «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными», согласно которому к сделкам, нарушающим публичный порядок, относятся сделки, посягающие на общественные, экономические и социальные основы государства, в частности, сделки, направленные на:

  • использование вопреки закону коммунальной, государственной или частной собственности;
  • незаконное отчуждение или незаконное владение, пользование, распоряжение объектами права собственности украинского народа - землей как основным национальным богатством, ее недрами, другими природными ресурсами;
  • отчуждение похищенного имущества;
  • нарушение правового режима изъятых из обращения или ограниченных в обращении объектов гражданского права и т.д.

 

По мнению Верховного Суда Украины, все прочие сделки, направленные на нарушение иных объектов права (чем перечисленных выше), публичный порядок не нарушают.


Более того, в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда Украины № 12 от 24.12.1999 г. «О практике рассмотрения судами ходатайств о признании и исполнении решений иностранных судов и арбитражей и об отмене решений, постановленных в порядке международного коммерческого арбитража на территории Украины»  Верховный Суд Украины предусмотрел специальные критерии для определения понятия публичного порядка в аспекте признания и приведения в исполнение иностранных арбитражных решений. В частности, под  публичным порядком Верховный Суд Украины понимает правопорядок государства, определяющие принципы, составляющие основу государственного строя (касающиеся независимости, целостности, самостоятельности и неприкосновенности государства, основных конституционных прав, свобод, гарантий и т.д.)


В данном Постановлении Верховный Суд Украины также указал, что, рассматривая ходатайства об исполнении иностранных арбитражных решений, суд не имеет право рассматривать правильность указанных решений по сути.   Это означает, что в приведении в исполнение решения международного коммерческого арбитража может быть отказано судом исключительно в том случае, если с публичным порядком Украины не совместимы последствия исполнения такого решения на территории Украины, а не  содержание самого такого решения по сути.


 На основании вышеизложенного законодательного и судебного толкования содержания категории публичного порядка, суд при рассмотрении данного дела не согласился с доводами Должника относительно невозможности исполнения Решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма в связи с противоречием публичному порядку и своим определением, оставленным в силе определением апелляционного суда, предоставил разрешение на принудительное исполнение на территории Украины указанного арбитражного решения.


Суды первой и апелляционной инстанции исходили из того, что Должником не было предоставлено надлежащих доказательств наличия фактов, которые бы соответствовали вышеуказанным критериям несоответствия решения международного коммерческого арбитража публичному порядку Украины, а установление фактов наличия любых других расхождений с положениями национального законодательства Украины, во-первых, предполагает пересмотр арбитражного решения по сути (что будет являться выходом за пределы компетенции суда), а, во-вторых, в любом случае не будет соответствовать критериям нарушения публичного порядка, в связи с чем не будет основанием для отказа в приведении данного арбитражного решения в исполнение на территории Украины.


Подводя итоги, отметим, что, с нашей точки зрения, правовая позиция, которую заняли украинские суды при рассмотрении данного дела, является обоснованной и полностью соответствует как положениям национального законодательства, так и международной практике в области исполнения иностранных арбитражных решений, в связи с чем может быть использована в качестве образцово-показательной при рассмотрении подобных дел.